Главная | Статьи о птицах | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
ОРНИТОЛОГИЯ [0]
Статьи
100 великих заповедников и парков [84]
Сады и рощи внутри нас...
Птицы в неволе [92]
Вопрос содержания птиц в неволе (дома или в уголках жи¬вой природы школы) вызывал и вызывает большие разногласия. Некоторые считают, что лишение птиц свободы противоречит за¬дачам охраны, защиты и использования их для борьбы с вредите¬лями лесов, садов и полей.
СТО ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК ПРИРОДЫ [99]
Тропами карибу [37]
Лоис Крайслер
НАШИ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ [49]
ИХ ЖИЗНЬ, ЛОВЛЯ И ПРАВИЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ В КЛЕТКАХ.
Животные мира. [72]
Ферма на дому [290]
Рекорды в природе [228]
Лучший друг человека [143]
Птицеводство, животноводство, коневодство [119]
Пчеловодство [52]
Фермер - птицевод! [154]

Восточные турманы и бакинцы
фрукты
Мелкосеменные сорта и масличные семена
Оварит и сальпингит
Синица лазоревка
ЖИЛЬЕ
Молодняк
ПОПУГАЙ ЖАКО
ОХОТА НА ЖИРАФОВ
"Речная лошадь"
ВСТРЕЧА СТАРЫХ ЗНАКОМЫХ
В ПУТАХ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » Птицы в неволе

СОЛОВЕЙ, ВАРАКУШКА И ГОРИХВОСТКА
23.08.2010, 21:43
Что ты, соловьюшко, Корму не клюешь, Вешаешь головушку Песен не поешь? Пелося соловьюшку В рощице весной... Вешаю головушку В клетке золотой! Н, Цыганов Поэты всех времен и народов тысячи проникновенных строк посвятили певцу любви — соловью '. Царем певцов, лесным артистом называют эту птицу. У хороших певцов знатоки раз­личают до 20 и даже больше строф, но такие птицы встреча­ются нечасто. Однако 10—12 колен, или строф, исполняют мно­гие подмосковные соловьи. И. С. Тургенев был большим любителем и знатоком соловьи­ного пения и описал его наиболее удачно. «Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колена,— а колена вот какие бывают: Первое: Пульканье —_этак: пуль, пуль, пуль, пуль. .. Второе: Клыканье — клы, клы, клы, как желна. Третье: Дробь — выходит примерно, как по земле разом дробь просыпать. Четвертое: Раскат — тррррррр... Пятое: Пленкание — почти понять можно: плень, плень, плень. Шестое: Лешева дудка — этак протяжно: го-го-го-го-го, а там коротко: ту! Седьмое: Кукушкин перелет. Самое редкое колено; я только два раза в жизни его слыхивал — и оба раза в Тимском уезде. Кукушка, когда полетит, таким манером кричит. Сильный такой, звонкий свист. Восьмое: Гусачок. Га-га-га-га... У малоарханыельских со­ловьев хорошо это колено выходит. Девятое: Юлиная стукотня. Как юла — есть птица, на жаво­ронка похожая,— или как вот органчики бывают,— этакой круг­лый свист: фюиюиюиюию... Десятое: Почин — этак: тий-вить, нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают. У хорошего, нотного соловья оно еще вот как бывает: начнет — тий-вить, а там: тук! Это оттблчкой называется. Потом опять — тий-вить... тук! тук! Два раза оттолчка — и в пол-удара, этак лучше; в третий раз тий-вить — да как рассыплет вдруг, сукин сын, дробью или раскатом — едва на ногах устоишь — обожжет! Этакой соловей называется с ударом или с оттолчкой. У хоро­шего соловья каждое колено длинно выходит, отчетливо, сильно; чем отчетливей, тем длинней. Дурной спешит: сделал колено, J отрубил, скорее другое и — смешался. Дурак дураком и? остался. А хороший нет! Рассудительно поет, правильно» Вот каковы бывают соловьи. Главная ценность соловья — песня, поэтому любители поку­пают весной несколько птиц. Когда они запоют, выбирают стоя­щего певца, а остальных выпускают. Любители ловят соловьев по слуху. Долго ездят и ходят по соловьиным местам, слушают. Когда какой-нибудь певец понравится, его ловят. Это ухудшает песню местных соловьев, так как молодые птицы учатся петь у стариков, а лучших учителей вылавливают. В разных местностях и «стиль» песни бывает разный. Слави­лись в свое время соловьи курские, бердичевские. Курских мне слушать приходилось лично, они действительно хороши. Помню соловьев возле Камышина (Сталинградская область). Услышал одного и был поражен! Хотя птица и была хорошо видна, но у меня еще долго было сомнение: соловей ли это? Вся песня состояла из трещащих, визгливых и дребезжащих звуков и никакого удовольствия доставить не могла. Думается, что со­ловьев хуже камышинских и быть не может. Наши подмосков­ные соловьи бывают неплохими певцами. У соловьев, как и у других птиц, певцы раззадоривают друг друга. Поэтому соловьи, живущие отдельными парами, всегда молчаливее тех, которые гнездятся невдалеке один от другого. На Звенигородской биостанции произошел интересный слу­чай. В июле, когда соловьи давно уже кончили петь, смотрели мы вечером на зеленой полянке звуковую кинокартину «Крыла­тая защита». И вот, как только в фильме раздались звуки со­ловьиной песни, рядом с экраном послышалась песня настоя­щего соловья. Он пел в полную силу, пока не умолк его собрат на экране. Кстати сказать, наш соловей, по всей вероятности, прослушал свою собственную песню, записанную за два года до этого на том же самом месте. Соловей, поющий в комнате, вызывает у меня не восторг, а сожаление. Очень уж его песня сочетается у нас с теплым ве­сенним вечером, с тихой речкой, неясными очертаниями при­брежных кустов. Певец, вырванный из этой картины русской природы, совсем по-другому и воспринимается. Содержание соловьев в неволе сложно и требует больших навыков. Мои попытки в этом направлении не могли увлечь меня. Держал я их несколько раз в больших садовых вольерах в обществе разных мелких птиц. Только один из моих соловьев пел в этих условиях. Днем он скрывался в самых глухих уголоч­ках, под кустами. Вечерами, когда все другие птицы затихали, пел. Остальные соловьи в вольере были совершенно молча-ливы. Я держал их для того только, чтобы показывать прославленных певцов нашим экскурсантам. Ведь о том, что соловей хорошо поет, знают все, и слышали его многие, а видеть прихо­дилось далеко не каждому. Соловей в неволе очень пуглив. Долгое время после поимки он бьется в клетке. Поэтому она должна иметь матерчатый верх, чтобы птица не разбилась, взлетая. Бортики клетки пред­почтительнее высокие: если ее повесить повыше, соловей, сидя­щий на дне, не будет видеть людей. Впрочем, ее рекомендуется почти все время закрывать белой материей, чтобы птица не пу­галась. Размеры клетки Л. Б. Бёме советует такие: длина 60 см, ширина 30 см, высота 40 см. Два соловья, находящихся в комнате, побуждают друг друга к пению и заимствуют друг у друга разные колена. Если один из соловьев плох, имеет в песне какие-нибудь трескучие колена, то можно испортить и второго. То же, но в меньшей степени, относится и к другим птицам. Соловей заимствует у них отдель­ные куски песни. Л. Б. Бёме, например, упоминает о соловье, который, просидев зиму поблизости от большой синицы и юлы, дополнил свою песню их звуками. Песня каждого певца, таким образом, все время изменяется, дополняется. Нужно заботиться о том, чтобы молодой соловей изменял свою песню под влиянием первоклассных певцов, а не посредственных, чтобы песня совершенствовалась, а не ухудшалась. Мне рассказывали про соловья-выкормыша. Он прожил два года в клетке и стал скучать: плохо ел, перестал петь. Клетка висела на окне, и соловей постоянно смотрел в него, словно про­сился на волю. Во второй половине августа его, наконец, выпус­тили. Он сразу, же запел в саду и пел каждый вечер до два­дцатых чисел сентября. Считается, что корма животного происхождения для соловья должны быть главными. В основном это муравьиные яйца и соловьиная смесь с большим их содержанием. Однако Л. Б. Бёме на основании своего опыта вносит некоторые по­правки в общепринятые способы кормления соловьев. «В связи с трудностью добывания при известных условиях муравьиных яиц,— пишет он,— мы переводили соловьев, живших у нас, с конца июля на исключительно суррогатные корма —тертую морковь с давленой коноплей, пшенную кашу и вареное мясо, с непременной дачей им ежедневно порции мучных червей (8—14 штук). При этом корме, быстро осваиваемом ими, со­ловьи чувствовали себя хорошо, нормально линяли и благо­получно перезимовывали». В неволе соловьи могут прожить много лет. Московский любитель и знаток птиц И. И. Горемыкин рассказывал мне, что одного из них он держал 17 лет. У Ф. Л. Глухарева соловей про­жил еще дольше — 25 лет, у С. И. Зевакина — 27 лет, 1 И. С. Тургенев, Собрание сочинений, т. 10, 1956, стр. 421—422. Пожалуй, нет среди наших птиц другой, которая сравнилась бы изяществом с варакушкой '. На тонких стройных ножках, в голубом фартучке с рыжей каемкой на груди, с огненно-ры­жими краями хвоста и выразительными, крупными глазами, она красивее большинства наших птиц. Может быть, я пристрастен к этой птичке, напевающей сей­час вполголоса в полумраке у меня над головой свою вечер­нюю журчащую песенку. Но кажется мне, что песенка так задушевна, нежна, что немногие птицы лучше варакушки и го­лосом. В ноябре она уже поет потихоньку. С каждым днем пе­сенка варакушки становится все громче и слышится чаще. К но­вому году она поет уже в полную силу. В неволе варакушка живет неплохо, но требует очень вни­мательного ухода. Птичка почти все время бегает по клетке вдоль какой-нибудь стороны. Поэтому помещение ей нужно большое, во всяком случае длинное, не меньше полуметра дли­ной. Клетка может быть совсем низкой, всего в 15—20 см. с двумя или даже одной жердочкой: варакушка редко ими пользуется, даже когда поет. Эта птичка страстно любит купаться и купается по не­скольку раз в день, при этом она совершенно намокает. Так основательно купаются, кажется, еще только зарянки да, пожа­луй, скворцы. Корм для варакушки соловьиный. Я кормлю ее муравьи­ными яйцами (нередко только сухими), белым хлебом, размо­ченным в молоке или в воде, бузиной свежей, обваренной или даже сухой. Каждый день получает варакушка 5—6 мучных червей, совсем редко мух или тараканов. Это одна из немно­гих птиц, которая с удовольствием и без вреда для себя ест мотылей. Я кладу их прямо в питейку, со дна которой она их и достает. Варакушка не общественная птичка, характером она напо­минает зарянок. С их парочкой варакушка в общем садке ужиться не могла. Сначала зарянки ее обижали, потом она им не давала проходу. С парой гаичек в большой комнатной клетке варакушка примирилась. Юркие синички всегда от нее усколь­зали и держались по верхам клетки. Позднее она перестала об­ращать на них внимание. В Китае варакушка — одна из самых распространенных комнатных птиц. Здесь ее держат не в клетке, а на шнурке из конского волоса, привязанного к ножке. Ловить варакушек сравнительно легко только весной, с при­лета. В это время можно найти самца по песенке в кустарнике у реки, около болотца или озерка. Ловят так же, как и со­ловьев. Распространена варакушка очень широко: я встречал ее за полярным кругом, на островах Белого моря. Но только на юге страны она бывает многочисленна. В зарослях кустарников по реке Еруслану в засушливом Заволжье (Сталинградская об­ласть) варакушек я насчитал больше, чем всех других мелких птиц, вместе взятых. Нет сомнения, что на оросительных кана­лах, которые исчертят засушливые степи нашего юга, варакушка вместе с синицей ремезом будет многочисленной и хозяйственно важной птицей. В биологии ее до сих пор осталось много неиз­вестного, и потому варакушкой стоит заняться внимательно. Самец горихвостки' очень наряден со своим белым лоби­ком, черной манишкой и ржаво-красной грудкой. Птичка непре­станно потряхивает красно-бурым, словно горящим хвостиком, за что и получила свое название. Самочка буренькая, только хвост у нее такой же, как у самца. В неволе горихвостка живет плохо, хотя привыкает к чело­веку довольно быстро. Все мои птички жили сравнительно не­долго. В клетках я их не держал — только в вольерах. В обще­стве других птиц взрослые горихвостки едва ли терпимы: они постоянно вступают в драку со своими соседями. Два самца в одной вольере совершенно не уживаются. Дерутся горихво­стки насмерть. Один мой самец, посаженный в общую вольеру, в первый же день убил двух мухоловок-пеструшек. Однако на следующий день я нашел его самого с пробитой головой: он напал на птицу, которая оказалась сильнее его. Молодые горихвостки, посаженные в вольеру к другим пти­цам, становятся мирными и доверчивыми. Корм для горихвостки в неволе соловьиный. Довольно хо­рошо они едят различные ягоды, например бузину. Птички очень полезны, так как истребляют вредных насеко­мых. Они охотно занимают искусственные гнездовья, не избегая близости человеческого жилья. Пожалуй, проще и приятнее по­знакомиться с горихвосткой не в клетке, а на воле. Чтобы при­влечь ее, нужно повесить несколько синичников—невысоких, но с большим, до 4—5 см в диаметре, летком. Попробуйте использовать совместимые картриджи Canon. Возможно, Вас устроит этот вариант, тогда Вы сможете экономить на расходных материалах к офисной технике.
Категория: Птицы в неволе | Добавил: farid47
Просмотров: 6594 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Корзина
Ваша корзина пуста

Поиск

Друзья сайта

Столбы
Гатчина
ДОРОГАЯ ЦЕНА КРАСОТЫ
СЛОНЫ - МОРЕПЛАВАТЕЛИ
ПРИРОДНЫЕ НАСОСЫ
ВЫПУСК ПТИЦ НА ВОЛЮ
ПТИЦЫ © 2017 Используются технологии uWeb