Главная | Статьи о птицах | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
ОРНИТОЛОГИЯ [0]
Статьи
100 великих заповедников и парков [84]
Сады и рощи внутри нас...
Птицы в неволе [93]
Вопрос содержания птиц в неволе (дома или в уголках жи¬вой природы школы) вызывал и вызывает большие разногласия. Некоторые считают, что лишение птиц свободы противоречит за¬дачам охраны, защиты и использования их для борьбы с вредите¬лями лесов, садов и полей.
СТО ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК ПРИРОДЫ [99]
Тропами карибу [39]
Лоис Крайслер
НАШИ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ [49]
ИХ ЖИЗНЬ, ЛОВЛЯ И ПРАВИЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ В КЛЕТКАХ.
Животные мира. [73]
Ферма на дому [294]
Рекорды в природе [245]
Лучший друг человека [271]
Птицеводство, животноводство, коневодство [127]
Пчеловодство [52]
Фермер - птицевод! [162]

Категории жирности птицы
Бобовые культуры
Ожирение и перерождение печени
Киевские «светляки»
Краснолобый амазон
ИСТОРИЯ И ГЕОГРАФИЯ
Гроза воробьев
ВЕРНЫЙ СМОК
Путешествие на дно океана
Когда набьешь на голове шишку
Насекомые: знакомые и незнакомые
Полуобезьяны
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » Птицы в неволе

СОВЫ
23.08.2010, 12:29
Первое, что нужно сказать о совах, — это то, что они полезны. И польза от них нешуточная. Каждая птица съедает за лето до 1000 полевых мышей. Если каждая мышь уничтожает около кило­грамма зерна, то польза даже одной совы представляется весьма ощутимой и веской даже в масштабе целого колхоза. Можно ли держать сов в неволе? Можно, если только поставить перед собой определенную задачу, связанную с изучением их. Держать этих птиц для забавы, конечно, не следует. Совята хорошо привыкают к неволе. Ко мне однажды при­везли в корзине выводок серых неясытей'. Один совенок, самый большой, был уже почти взрослой птицей, в буром пере, другой — поменьше, пестрый, с отдельными перышками по белому фону, а 1 Strix aluco. Местные названия: сосновка, сосновая сова (Московская об­ласть); черноглазая сова (Калужская область); сыч (Смоленская область, неправильно); серая сова, сыч (Татария); тумана (Астраханская область); сова, сипуха (Харьковская область); сипуха (Юго-запад СССР). третий —- самый маленький, совсем белый, пушистый, словно покрытый мягкой шерсткой. У всех были гро­мадные глаза и розовые веки. Все птенцы устрашаю­ще щелкали клювами. Стоило протянуть к совя­там руку, как они, словно по команде, опрокидывались на спины, открывали клювы и прижимали к груди лапы с когтистыми, растопыренны­ми пальцами. Попробуй-ка возьми , такое чудовище! Брать их приходилось, на­девши предварительно рука­вицу. Неплохо живут в неволе и неясыти, пойманные взрос­лыми. Только они никогда не становятся вполне руч­ными. Изредка можно встре­тить сов в юннатских угол­ках живой природы, где они пользуются заслуженным вниманием ребят. Совершенно ручная серая неясыть Фифи много лет прожила в Доме пионеров Бау­манского района Москвы. Это была всеобщая любимица. Сидела она в вольере, в довольно темном уголке и так привыкла к своим новым условиям, что была активна и днем. На Болшевской биостанции дольше других прожила серая не­ясыть, подстреленная каким-то неграмотным «охотником» и при­несенная ребятами. Она сидела в отдельной вольере всегда, зимой и летом, на одной и той же жердочке. Весь день птица спала и только, потревоженная, открывала круглые глаза, вертела голо­вой и щелкала клювом. Вечером неясыть «вылетала на охоту» (ее раненое крыло скоро зажило). Она перелетала с одной жердочки на другую; вытягиваясь и ворочая головой, разглядывала в воль­ере и около нее все, что казалось съедобным; иногда делала не­сколько кругов по вольере и, усевшись в своем обычном уголке, осматривалась, словно улетела куда-то далеко, на новое, незнако­мое место. Кормили эту птицу всяким мясом. Тут были кошки со снятой шкурой, белые крысы и мыши, конина, куриные потроха. Зимой ей иногда закладывался корм — мороженое мясо собаки — сразу на несколько недель. Особенно сова любила мышей и мелких пти­чек. Все погибавшее в вольерах обычно попадало к ней. В весеннее время сова охотно ела майских жуков, не отказы­валась и от мучных «червей. Очень неохотно, только после голо­довки, она принималась за рыбу. Если птица содержится на одном мясе и не получает насеко­мых, мышей, воробьев, ей необходимо давать рыбий жир. Есть сведения, что сова довольно охотно ест в неволе белый хлеб в молоке. Наевшись, она долго сидит, распушив перья, и переваривает пищу. Хищники могут кормиться с большими интервалами. Даже не­сколько дней голодовки они выдерживают благополучно. Это своеобразное приспособление к нередкой бескормице в природе. Зато, когда еды много, хищник может есть, пока зоб у него не раз­дуется и не свернется в сторону. Птица столько напихивает в себя корма, что иной раз не может закрыть клюв. И сидит с открытым ртом, наклонив голову набок. Сыта по горло в самом прямом смысле этого слова. Так и неясыть у нас в вольере. Как бы ни была она сыта, ни­когда не откажется от мыши. На Болшевской биостанции мы все­гда могли демонстрировать экскурсантам-пионерам интересное зрелище — как ест сова. На погребе у нас для этого всегда лежал запас мышей. Вот экскурсовод, стоя в вольере, кончает рассказ о сове и сни­зу подносит к ее носу мышь. Птица пятится и хлопает своими красными веками. «Она сыта!», «Сова днем не видит!» — разда­ются реплики ребят, окружающих вольеру. «Ну же, совушка, — уговаривает экскурсовод, — а то унесу и не дам». И он понемногу отводит руку с мышью. Когда между совой и мышью оказывается около полуметра, хищница вдруг мгновенно преображается. Она вся как-то поджимается, взмахи­вает крыльями и вырывает лапой мышь. И вот опять сидит, ози­раясь, на старом месте. Потом происходит совсем удивительное. Зажатую в кулаке мышь птица начинает водить вдоль, поперек и вокруг клюва. Вот она взяла добычу клювом, перехватила лапой, опять покивала немного головой. Наконец, широко раскрыв пасть, сова сует в нее мышь головой вперед. Несколько глотательных движений — и зверек погружается в совиную глотку. Вот торчит изо рта птицы только его хвостик, потом и он исчезает. Престранный у совы способ поедать мышей. В нем есть две не­понятные вещи: во-первых, почему птица сразу не берет добычу, а потом жадно хватает ее и, во-вторых, что это за движения, ко­гда птица словно обнюхивает мышь со всех сторон, прежде чем проглотить. Оказывается, так едят все совы. В природе ночная хищница высматривает свою добычу — мелких грызунов — с дерева, с кры­ши дома, т. е. издалека. Иногда говорят, что у совы кошачье зре­ние. Это неверно, оно несравненно лучше. Но птица дальнозорка. За десятки метров замечает она ночью шевельнувшуюся от пробе­гающей мыши травинку, но ничего не видит вблизи. И нашего мышонка сова обнаружила только тогда, когда его показали издали. Дальнейшее тоже связано с особенностью зрения. Если птица дальнозорка, то как же она проглотит мышь обязательно с головы, по шерсти?! И она делает это наощупь. Вокруг клюва совы во все стороны торчат, как щетинки, осязательные перышки. Ими-то она и ощупывает всю мышь, прежде чем отправить ее в свою глотку. Замечания экскурсантов о том, что сова не видит днем, — очень широко распространенное заблуждение. Если бы это соответ­ствовало действительности, то как охотились бы разные виды сов, живущие за полярным кругом? Ведь там в середине лета нет ночи и все время светит солнышко. Ушастая сова' производит в неволе несравненно худшее впе­чатление, чем неясыть. Прежде всего внешне она не так приятна: ее желтые, сравнительно небольшие глаза кажутся злыми. Да и характер у нее иной. Несколько дней пытались мы однажды кор­мить и приручать пухового птенчика лесной совы. Ничего из это­го не вышло: при каждом кормлении совеныш опрокидывался на спину, поджимал лапы, растопыривал пальцы и устрашающе щелкал клювом. Он не проявлял каких-либо признаков приру­чения, и кормили его насильно. Так и пришлось возвратить дикаря в гнездо, причем во время переноски он сумел еще сильно поцарапать нам руки. Немногим лучше харак­тер у болотных сов2. Два птенчика этого вида жили у юных натуралистов Бау­манского дома пионеров. Первое время совята отка­зывались от пищи. Их при­ходилось завертывать в по­лотенце (чтобы не царапа­лись), насильно открывать им клюв и запихивать в глотку кусочки мяса. Про- 1 Asio otus. Местные назва­ния: сыч ушастый (Ленинградская область); большой сыч (Подмо­сковье) ; сыч (Татария); соваг, пу­гач, сыч (Харьковская область);' лесная сова (во многих областях), 2 Asio flammeus. шло несколько недель, пока совы начали, наконец, сами брать из рук и глотать корм. Теперь они уже садились на порожке клетки и с не­терпением ждали своей пор­ции. Юннаты заметили, что совы с особым удовольст­вием ели не мясо, а печенку. Воробьиный сычик! — самая маленькая наша сова, размером со скворца. Как и другие мелкие совы, он быстро привыкает к неволе и становится ручным- Воробьиный сычик не­сколько месяцев жил у проф. А. Н. Промптова. «Я очень рекомендую этого сычика для содержания в неволе как отличный объект для наблюдения и прируче­ния»,— писал этот натура­лист. Его сычик был пойман взрослым. Тем не менее он довольно быстро привык к неволе и даже позволял гладить себя рукой. Когда сычик бывал голоден, то просил есть, часто повторяя отрывистый, довольно высокий свист «тю-тю-тю», очень мелодич­ный и имеющий как бы жалобный оттенок. Кормили сыча либо мясом, обваленным в перьях, либо мы­шами, наловленными в мышеловку, иногда мелкими птичками. Мышь сычик не мог проглотить целиком. Зажав ее лапой у ветки, на которой сидел, он начинал ее есть всегда с головы. Сначала выедал мозг и глаза, затем переходил к туловищу. Редко сычик за один раз уничтожал всю мышь. Остаток ее он убирал в уго­лок клетки, всегда на одно и то же место. Хвосты зверьков птица никогда не ела. Пяти-шести домовых мышей в неделю было ей совершенно достаточно. Клетка для сыча должна быть относительно большой. А. Н. Промптов рекомендует использовать для птицы большой вольер. 1 Glaucidium passerinum. Местные названия: малый сыч, сыч-воробей, сы­чик (во многих областях); ореховая сова, орешник (Ярославская область). Применение на его стенках сетки не обязательно, так как влияние света для сыча не имеет значения. В клетке нужны жердочки и дупло или синичник для дневки. Специально сычиков не ловят, но они иногда попадаются пти­целовам. ----------. У одного юного натуралиста был мохноногий сыч1. Птица залетела в конюшню за ночевавшими там воробьями и была поймана вместе с другими. В первый день неволи сычик ничего не ел, в клетке бил­ся и был пересажен в ящик, закрытый бумагой. Ночью птица выбралась, летала, крича своим зычным голо­сом, по комнате и разбуди­ла всю квартиру. Оказалось, что сычик напал на котенка, ростом во много раз больше себя самого, убил его и уже успел выклевать ему глаза Мохноногий сыч уже через неделю стал ручным. Пришлось «злодея» отдать в зоопарк. Здесь его снача­ла кормили насильно. Но уже через неделю он стал сравнительно ручным и охотно брал битых воробьев, мышей,, а потом и мясо. Одной из любимых птиц юннатов в Московском зоопарке была сова-сплюшка2. Частенько ребята приносили ей мышей, пойманных дома. Птица брала их из рук. Очень любила она мучных червей. раскрутка сайта в поисковиках
Категория: Птицы в неволе | Добавил: farid47
Просмотров: 7856 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 1
0
1 Денис Надеин   [Материал]
Мне это очень помогло

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта

Очистка и санитарная обработка крольчатника и клеток
Осенняя миграция
Зимовка на мысе Барроу
Науэль-Уапи
Меры профилактики
ТАЙНА МАНСИЙСКОЙ АНАКОНДЫ*
ПТИЦЫ © 2020