Главная | Статьи о птицах | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
ОРНИТОЛОГИЯ [0]
Статьи
100 великих заповедников и парков [84]
Сады и рощи внутри нас...
Птицы в неволе [93]
Вопрос содержания птиц в неволе (дома или в уголках жи¬вой природы школы) вызывал и вызывает большие разногласия. Некоторые считают, что лишение птиц свободы противоречит за¬дачам охраны, защиты и использования их для борьбы с вредите¬лями лесов, садов и полей.
СТО ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК ПРИРОДЫ [97]
Тропами карибу [37]
Лоис Крайслер
НАШИ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ [49]
ИХ ЖИЗНЬ, ЛОВЛЯ И ПРАВИЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ В КЛЕТКАХ.
Животные мира. [71]
Ферма на дому [276]
Рекорды в природе [262]
Лучший друг человека [508]
Птицеводство, животноводство, коневодство [128]
Пчеловодство [51]
Фермер - птицевод! [143]

Бобовые культуры
БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ГОЛУБЕЙ
Короткоклювые турманы
Хохлатый короткоклювый турман – тульский жук
БОЛЕЗНИ ПОЛОВОЙ СИСТЕМЫ
Автоматическая ловушка для жаворонков
Кто громче?
Живы ли зародыши?
Патентный поиск
Почему перед дождем ласточки летают низко?
От кончика носа до кончика хвоста
Мускусные утки
Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » Птицы в неволе

ЧАЙКИ
23.08.2010, 11:52
Вот вспыхнуло утро. Румянятся воды. Над озером быстрая чайка летит. Ей много простору, ей много свободы, У чайки луч солнца крыло серебрит. Елена Буланина «Чайка» Разные чайки и крачки, взятые птенцами и выкормленные в неволе, хорошо приручаются, но нелегко переносят потерю свободы. Они часто болеют и гибнут. Это птицы, которых, вне всякого сомнения, лучше всего держать на воле или в большой уличной вольере. Чем меньше взятый птенчик, тем более ручным он будет, когда вырастет. Совершенно ручными, относящимися к людям с полнейшим доверием птицы бывают в тех случаях, когда из гнезда берется не птенец, а наклюнутое яйцо. Удивительное дело: птенец, который вывелся в гнезде и еще не обсох, заметно меньше привыкает, чем взятый в яйце. Последнее нужно выби­рать насиженным, перед самым проклевыванием или в момент его. Брать яйцо надо утром жаркого дня, чтобы развитие могло продолжаться без дальнейшего насиживания. Впрочем, наши юннаты успешно согревали взятые яйца за пазухой. Если есть инкубатор, хотя бы самодельный, подогреваемый керосиновой лампочкой, яйца можно брать и на более ранних стадиях раз­вития. Корм для птенцов разных видов чаек может быть одинако­вым. Самым маленьким птенчикам дают кусочки мяса и рыбы, мучных и дождевых червей, хлеб, намоченный в молоке. Под­росшие птенцы, как и у врановых птиц, очень неразборчивы в еде. Птенец серебристой чайки прекрасно прячется в камнях, но мы его все-таки заметили (фото автора). Первая серебристая чайка ', с которой я познакомился, была выкормлена на Белом море, в Кандалакшском заповеднике. Здесь этот вид — общепризнанный разоритель гнезд гаги — птицы, охраняемой в заповеднике. С чайками поэтому ведется борьба: их гнезда разоряют, птенцов уничтожают. Вот одного такого крошечного пухового птенчика мы и взяли на воспита­ние. Жил он свободно, ходил с гагачатами, которых выращи­вали в неволе. Позднее он стал уединяться и вечно сидел на камнях у самого берега моря. Рыбы у нас было много — каж­дый день кто-нибудь ловил треску. Все внутренности, а нередко и головы доставались Пиньчику. Маленький пуховой птенчик настойчиво ходил за людьми и кричал, прося есть. Когда он подрос и стал понемногу ле­тать, спастись от его приставаний не было никакой возможно­сти. Завидев человека, птенец летел прямо на него, садился напротив и орал. Постепенно Пиньчик начал и сам промышлять себе корм в нашей бухте: ходил во время отлива по литорали, что-то искал и находил. Настало время, когда птица полностью перешла на самообслуживание и на несколько часов улетала с привычного камня. Нашу чайку нельзя было уже отличить от других моло­дых, таких же бурых птиц, пролетавших над берегом моря. Од­нако стоило крикнуть «Пиньчик», и она сразу себя обнаружи­вала: немного дрогнет в полете или даже свернет с прямого пути, посмотрит внимательно, нет ли в руках у человека какого-нибудь угощения. 1 Larus argentatus. Местные названия: клуша, хохот, хохотун, хохотушка, хохотунья (в южных приморских областях); мартын, большой мартын (Ук­раина). Так уж повелось в последующие годы, что все наши воспи­танники-чайки назывались Пиньчиками. Незабываемый Пиньчик воспитывался у нас на Каспийском море, в Астраханском заповеднике. Это была хохотунья, южный подвид серебристой чайки. Взята она была наклюнутым птен­цом и выкормлена преимущественно рыбой, отчасти мясом раз­ных птиц, чаще всего крачек. Подросшая хохотунья легко глотала целиком молодых реч­ных крачек. Справляться с добычей значительно большего диа­метра, чем их собственные головы,— поразительная способность чаек. Мы удивлялись этому еще на Белом море, наблюдая, как наш северный Пиньчик глотал целиком громадные тресковые головы. В Крыму мы были свидетелями того, что главной пи­щей хохотуний и их птенцов, едва достигавших половины раз­мера взрослой птицы, служили суслики. Чайки приносили их к гнезду в зобе и отрыгивали. Птенчик умудрялся, хоть и мед­ленно, в несколько приемов, проглотить зверька. Вот так же и наш Пиньчик пытался проглотить куски птичь­его мяса и рыбьи головы явно неподходящих размеров. С неко­торыми он долго бился: несколько раз начинал заглатывать и отрыгивал. Убедившись, что проглотить добычу нельзя, птенец бросал ее. Он никогда не пытался, как это делают хищные птицы и совы, оторвать от нее клювом кусочек поменьше. Пиньчик уверенно ходил по поселку заповедника. У него имелись свои излюбленные места, в которых он бывал по­стоянно. К обеду птенец, конечно, оказывался около столовой Вот он какой вырос, но от дома далеко не улетал (фото автора). Здесь ему всегда перепадал лакомый кусочек от тети Мани — бессменного шеф-повара. Пиньчик сдружился с мрачным псом, жившим под свайной постройкой столовой. Пес этот страдал тихим помешательством, если можно так выразиться о собаке. Раньше он был нормаль­ным, веселым животным, но пережил «варфоломеевскую ночь», когда в целях борьбы с бешенством уничтожали собак. Чудом пес остался жив, но стал бояться людей. Несколько лет, почти не показываясь днем, сидел он под столовой, где спрятался когда-то от преследования. Собака доверяла только тете Мане, которая кормила ее. Линьчик смело кормился из миски собаки. Вот к этому-то мрачному, черному и лохматому существу и прилетал наш Пиньчик, смело садился около его миски и вы­бирал из нее все съедобное, что там оставалось. Пес вылезал из-под дома и приближался к чайке. Она отскакивала и взле­тала. Потом птица привыкла к собаке настолько, что позволяла ей подходить вплотную. Мне казалось все же, что желание по­дружиться было гораздо больше у одинокого больного пса, чем у легкомысленной чайки. Пиньчик жил по распорядку дня, который был удобен ему, а не нам, улетал куда и когда хотел. В заповеднике жил профессор, собиравший паразитов птиц и рыб. Он частенько, возвращаясь с охоты, говорил нам: «Ваш Пиньчик срывает мне всю работу по чайкам, и я ничего не могу добыть. Вижу молодую чайку — боюсь стрелять: вдруг это ваша. А птица тем временем улетает. Оказывается, она была дикой. Или еще хуже: только решу стрелять и подниму ружье, чайка срывается с воды и летит к лодке; садится против меня на лавочке и орет — выпрашивает угощение. Это уж, конечно, ваша». Пришлось нам Пиньчика покрасить синими чернилами от авторучки. Так появилась в окрестностях Дамчикского участка заповедника «голубая» чайка. Она нередко бывала в обществе своих диких сородичей, но теперь даже издали ее можно было отличить от них. Прогулки Пиньчика становились все более далекими и про­должительными. Бывали дни, когда мы с утра до вечера не ви­дели его. Однако на ночь он неизменно прилетал к нашему дому и устраивался под окнами прямо на земле. Опыты с Пиньчиком были закончены (выяснялось количе­ство рыбы, которое потребляет чайка). Да и вести их стало ненадежно: Пиньчик явно подкармливался на стороне. Теперь мы уже не боялись за нашу чайку и покинули ее, уехав из за­поведника. _______ Обыкновенная, или озерная, чайка ' широко распространена по стране. Это птица внутренних пресных водоемов, которая чаще других попадает в руки к людям. В Подмосковье есть зна­менитое, ныне заповедное, озеро Киёво, где гнездится несколько тысяч чаек. Это крупнейшая колония речных чаек, по крайней мере в Европейской части страны. Вот с Киева-то и попали к нам чайки для воспитания и по­следующей работы. На Болшевскую биостанцию привезли несколько крошечных желтых, пятнистых шариков — только что вылупившихся чай-чат. Были птенцы и побольше; некоторые-даже с пробиваю­щимися сквозь пух перышками. По-настоящему ручными стали только те, которых взяли самыми крошечными, еще не об­сохшими. Птенцов кормили главным образом сырым мясом. Однако для разнообразия давали им рыбу, насекомых, моллюсков (без раковины, конечно). Птицы росли хорошо, но у многих на су­ставах пальцев появились опухоли, это был признак того, что птенцам не хватало в питании витаминов. В вольере, где жили чайки, был большой бассейн с отлогими берегами, и птицы охотно в нем плавали и купались. Из вольеры на волю вела маленькая калиточка. Днем она открывалась, и чайки свободно выходили гулять. Когда птицы начали летать, их первое дальнее путешествие было к реке. С тех пор домой они появлялись только на обед и ночлег. К сожалению, к нам возвращалось все меньше и меньше птиц. На реке мы слышали иногда выстрелы и подозревали, что это бьют по нашим руч­ным чайкам: они безбоязненно летали рядом с людьми и совер­шенно их не боялись. И вот, когда осталось только три птицы, нам пришлось запереть их в вольере, чтобы не лишиться и этих последних. Когда все опыты были закончены, мы снова попытались вы­пустить птенцов погулять. Они улетели на реку и не вернулись. 1 Larus ridibundus. Местные названия: мартышка, рыболов, черноголовый рыболов, черноголовая чайка (разные области). Только следующей весной, в апреле, мы опять встретили на­ших чаек. В день прилета этих птиц с юга мы увидели стайку из десятка чаек над нашей биостанцией. От стайки отделились три птицы и широкими кругами стали снижаться. Они спусти­лись ниже деревьев, ниже дома, сделали два круга над волье­рой и улетели. Можно ли было сомневаться, что к нам приле­тали наши воспитанники! Взрослые чайки в неволе могут есть очень многое: мясо, сы­рое и вареное, рыбу, каши, разные отходы от стола. С удоволь­ствием глотают они мышей, не отказываются от дождевых чер­вей, а мучных очень любят. Держать этих прожорливых птиц можно, конечно, только на воле или в уличной вольере. Различных крачек нетрудно выкормить рыбой (речную, по­лярную, малую) или мясом (черную, светлокрылую, белоще­кую). Все они хорошо приручаются, особенно если взяты ма­ленькими, пуховыми птенцами. У крачек, как и у чаек, поражает способность глотать гро­мадные куски добычи. Полярные крачки, далеко еще не до­стигшие размера взрослых, легко глотают рыжих полевок — зверьков, значительно более крупных, чем домовая мышь. Из перечисленных крачек наиболее обычна черная'. Она встречается даже на самых маленьких водоемах, вплоть до пру­дов. Взятых птенцов нужно кормить довольно часто, через каж­дые час-два (позднее два-три раза в день). Кроме мяса, им не­обходимо давать разных насекомых, предпочтительно водных: личинок стрекоз, водолюбов, плавунцов, а также мелких ры­бешек целиком или, что хуже, крупную рыбу кусочками. Во время одной из экспедиций нам приходилось выкармли­вать разных болотных крачек и в то же время разъезжать по рыбхозам побережья Азовского моря. Птенцов мы всегда брали с собой. Однажды нам долго пришлось ждать парохода. Птен­цам было душно в их маленьком ящике, и мы решили выпу­стить их погулять. Они были очень нужны для работы, и, не же­лая рисковать крачками, мы привязали к лапке каждой из них по крепкой суровой ниточке; держа другой конец ее в руке, вы­пустили птичек полетать. Когда одна из крачек взлетела, она сильно дернула за нитку и вырвала ее из рук. Птица начала подниматься, все более и более удаляясь в море. Устав лететь она села, наконец, на воду, но так далеко от берега, что ее едва можно было разглядеть. Долго пришлось шагать за птицей. Хо­рошо еще, что Ахтарский залив мелководен и в том месте, где была наша крачка, вода едва достигала пояса. Птенец и сам, 1 Hydrochelidon nigra. Местные названия: щеберница (Чудское озеро); черный рыболов, черная ласточка (Рязанская область); «ерная, или болотная, мартышка (Оренбургская область); черная ласточка (по Уралу); чеграва (Харьковская область); мартышка (по Азовскому морю). видно, испугался своей неожиданной прогулки. Он плыл на­встречу человеку и безропотно дал взять себя в руки. Это была одна из самых ручных крачек, которых я видел. В настоящее время купить холодильное оборудование несложно, особенно в Москве.
Категория: Птицы в неволе | Добавил: farid47
Просмотров: 5727 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта

Кинкакудзи и Гинкакудзи
СУЩЕСТВО, КОТОРОГО НЕ КОСНУЛАСЬ ЭВОЛЮЦИЯ
Коала
ДРОЗДЫ
На поиски волчьих нор
Джерсийский зоопарк
ПТИЦЫ © 2023