Главная | Статьи о птицах | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
ОРНИТОЛОГИЯ [0]
Статьи
100 великих заповедников и парков [84]
Сады и рощи внутри нас...
Птицы в неволе [93]
Вопрос содержания птиц в неволе (дома или в уголках жи¬вой природы школы) вызывал и вызывает большие разногласия. Некоторые считают, что лишение птиц свободы противоречит за¬дачам охраны, защиты и использования их для борьбы с вредите¬лями лесов, садов и полей.
СТО ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК ПРИРОДЫ [99]
Тропами карибу [38]
Лоис Крайслер
НАШИ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ [49]
ИХ ЖИЗНЬ, ЛОВЛЯ И ПРАВИЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ В КЛЕТКАХ.
Животные мира. [73]
Ферма на дому [291]
Рекорды в природе [244]
Лучший друг человека [260]
Птицеводство, животноводство, коневодство [125]
Пчеловодство [52]
Фермер - птицевод! [162]

Искусственное выращивание голубей
Корм из плодов
Класс млекопитающие, или звери
Статные белые
Зерновые, ягодные и зеленые корма
Туберкулез
ЖИВОТНЫЕ-РОДИТЕЛИ
ОТРАВЛЕННЫЙ ИСТОЧНИК
БОЛЕЗНИ ПТИЦ И ИХ ПРОФИЛАКТИКА
В порту царя Ирода
Буренки – ныряльщицы
ОТБОР ПТИЦЫ НА ЗИМУ
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » Птицы в неволе

СКВОРЦЫ
23.08.2010, 12:43
Был для скворца наш дом — дворец, И на моем окошке Жил мой крылатый друг скворец И не боялся кошки. Он перепархивал, слетал — На стол, на стул, на плечи, Про теплый край все щебетал На собственном наречьи. Павел Кудрявцев «Скворец» Вестник весны, друг сельского хозяина, пестренький скво­рушка ',— кто не видел его, кто не слушал его весенней пе­сенки! В марте с прилета сидит он у облюбованного скворечника и поет с редкостным азартом. Широко раскрывает клюв, взма­хивает и трясет крылышками, высоко запрокидывает голову, раз­дувая горлышко. Чего только не услышишь в этой песне! 1 Sturnus vulgaris. Местные названия: шпак, шпачек (Украина). У нас на Болшевской биостанции было 20 скворечников. Около каждого — по скворцу. Я знал этих птиц наперечет по песне и из года в год проверял, все ли они вернулись на свои ме­ста после далекого путешествия на юг. Один бесподобно кричал куликом-перевозчиком. Другой подражал чечевице, да так, что каждый раз, как услышу, сомнение брало: уж не чечевицы ли в самом деле прилетели? У третьего коронный номер — подража­ние воробью: чирикал он подолгу. Еще у одного тоже воробьиное чириканье, но, кроме того, он кричал галкой и кудахтал кури­цей. И так у каждого скворца что-нибудь свое было, особенное, любимое в песне. Один мой скворушка-выкор­мыш целое лето просидел в об­щей вольере вместе с 30 другими птицами. Теперь, зимуя у меня в комнате, он вспоминает все, что слышал летом. То запоет щеглом, и щеглята ему откликаются, то чижиком, то затрещит тревожным криком зарянки. Сейчас он при­слушивается к запевающей вара­кушке и уже потихоньку начинает повторять ее песенку. Так они и поют попеременно: она, когда услышит его голос, а он, послу­шав ее песню, пробует спеть так же, изредка пуская собственные скворечные скрипы и визги. Скворец поет быстро-быстро, едва успевает ухо уловить, кого он повторяет. Вообще скворцы — на диво ретивые певцы. В клет­ке они поют не только зимой, но и осенью, даже во время линьки, чего, кажется, не делает ни одна из наших птиц. Говорят, что и на юге во время зимовки скворцы распевают свои песни, как у себя на родине. Скворцов у нас в стране очень много, в несколько раз боль­ше, чем было до проведения в широких масштабах Дня птиц. Это результат увеличения числа скворечников. На юге скворец местами начинает вредить виноградникам. В средней полосе страны приходится сейчас устанавливать охрану в садах при со­зревании вишен, чего раньше не требовалось. Содержание скворцов в неволе кажется предосудительнее содержания любой другой птицы. Ведь именно их привле­каем мы в первую очередь в домики, которые развешиваем в День птиц. Мне вспоминается, какой лицемерный шум подняли на птичьем рынке продавцы птиц и покупатели, когда какой-то па­рень предлагал купить у него десяток молодых скворцов. И в то же время эти самые продавцы старались всучить незнающим лю­дям «березовых славок» (так московские птичники называют мухоловку-пеструшку), птичек, обреченных на гибель в неволе и вряд ли менее полезных, чем скворец. Фото скворца держать в неволе стоит. Во-первых, это единственная насекомоядная птица в нашей стране, численность которой сейчас вполне достаточна. Поэтому содержание скворцов в неволе не скажется на пользе, приноси­мой этим видом в хозяйстве. Во-вторых, нет сомнения, что скворец очень легко перено­сит неволю. Погубить его в клетке можно, только совсем не за­ботясь о нем. И, наконец, в-третьих, скворца и дома можно использовать как полезную птицу. Если он совершенно ручной, то его можно держать в саду или на огороде и приучить собирать вредных насекомых. К людям скворец привыкает очень быстро, даже становится надоедлив. У него отличная память, и он хорошо их различает. Особенное доверие эта птица питает только к хозяину и стано­вится совершенно дикой с теми, кто причинил ей зло. Кто бы ни описывал скворца, все как один считают его для неволи замечательной птицей. Науманн пишет: «Странно, что скворцов так редко держат в неволе. Содержа­ние их не стоит решительно никаких трудов, а удовольствия они могут доставить вдоволь. Скворец, даже пойманный в старости, очень легко приручается и есть, без сомнения, одна из самых приятных комнатных птиц. Скворец постоянно весел и деятелен, быстр в своих движе­ниях, внимателен ко всему, что происходит вокруг него, любопы­тен до крайности: старается все осмотреть и ощупать своим клювом. Он живет довольно сносно в одной комнате с другими птицами и только надоедает им иногда своим вечным беспокой­ством и крайним любопытством. Меня очень развеселило од­нажды чрезвычайное летание и шум в клетке. Я подошел к ней и увидел, что самый большой проказник из моих скворцов добыл себе откуда-то большой кусок белой бумаги и, держа его в клюве, летает за другими птицами, радуясь, по-видимому, их напрасному страху и крику». Скворцы-самцы довольно легко выучиваются произносить некоторые слова человеческой речи. Большой любитель и знаток певчих птиц И. И. Горемыкин убеждал меня, что на это способны и самочки. Одна такая птица говорила два слова: «скворушка» и «тише, тише». М. П. Вавилов пишет о скворце, который знал молитву «Отче наш» (она насчитывает около полусотни слов, включая предлоги и союзы). Клетка для скворца должна быть несколько особенной. Во-первых, ее нужно делать больших размеров, соответственно росту птицы, которая любит побегать по полу. Клетка площадью дна 30X50 см только-только достаточна. Во-вторых, ящичек дна, если оно выдвижное, должен быть глубоким, не меньше 2—3 см. Весь он засыпается песком. Скворец очень прожорлив и много пачкает, а главное, постоянно копается в песке своим клювом: воткнет его и потом с силой раскрывает так, что песок летит во все стороны. В-третьих, часть решетки на 15—20 см от низа нужно закрыть снаружи полосками стекла или фанеры, чтобы птица не очень мусорила и брызгала при купании.Скворец фото едва ли не больше всех других птиц любит купаться. Клетку при­ходится закрывать газетой, и она промокает насквозь. И, нако­нец, купалку, кормушку и питейку нужно неподвижно укрепить или они должны быть очень тяжелыми, например глиняными: птица старается подковырнуть их снизу своим клювом и момен­тально опрокидывает обычные баночки. Для мелких птиц скворцы совсем не опасны, как это иногда считается. Жили у меня в большой вольере выкормыш и пойман­ный скворец. Оба они никогда и никого не обижали. Дорогу им, правда, уступали все птицы, но своими явными преимуществами в силе скворцы никогда не пользовались: жили, словно не заме­чая соседей. Враждовали скворцы только между собой, но потом вдруг сдружились. Куда бы ни полетел выкормыш, Дикарь (он действительно был сравнительно диким) следовал за ним. Так они вместе ели, пили, купались и отдыхали на веточке. Однако в небольшом комнатном садке один из этих скворцов совершенно терроризировал сидевшую с ним зарянку. Пришлось их рас­садить. Кормить скворца можно . всем, что ест хоть какая-нибудь птица, включая и врановых: хлебом, любой кашей, творогом, сы­рым и вареным мясом, всяким зерном (в том числе и коноплей, которую он глотает целиком), морковью, яблоками, рябиной, бу­зиной, вишнями, куриным яйцом, зеленью, муравьиными яйцами, мучными и дождевыми червями, да всего и не перечтешь. Мои скворцы жили на хлебе белом, размоченном в молоке (а частенько и в воде), и различных ягодах (чаще всего сухой бузине), которые стояли в клетке птиц постоянно. Раз в день давалось с наперсток муравьиных яиц (обычно сухих); иногда -что-нибудь из перечисленных выше кормов и нерегулярно —-мучные черви. Каждый подходивший к клетке считал своим долгом сунуть скворцу двух-трех червяков. Он всегда их выпра­шивал у приходящих в комнату, крича и трепеща крылышками. Брал скворец червяков через решетку прямо из рук. Выкормить скворца, взятого из гнезда, почти так же легко, как и галку или ворону, и привыкает он хорошо. Выкормышей я держал не раз, и все они были забавными и милыми птицами, любимцами нашей семьи' и всех окружающих. Один из них, подо­бранный помятым и с кровью на голове (его вытащила из гнезда на моих глазах галка), был баловнем целой деревни. Летал он всюду, везде его встречали с лаской, кормили. Однако никому он не давался в руки и близко к себе не подпускал. Только когда я приезжал вечером на дачу с работы и тихонько свистел, стоя среди деревенской улицы, с какой-нибудь березы неизменно слетал мой скворушка и садился на плечо. Сдружившись с со­баками (они всегда были у нас в доме), скворец перестал бояться кошек. Это его и сгубило. Кошка поймала скворца, ко­гда он прилетел на террасу к соседям, где нередко получал ла­комые кусочки. Другой мой выкормыш даже стал киноартистом. Он сни­мался в трех картинах и в двух из них играл главные роли. По сценарию нужно было показать, как скворец ищет вредных на­секомых и кормит ими своих птенцов. Он добросовестно вспахал клювом изрядный кусочек огорода, пока не нашел, наконец, ли­чинку майского жука, заранее, правда, подложенную в землю. Прилетел скворушка к своему домику будто бы для кормления птенцов и совал голову в леток, хотя скворечник был пуст и стоял на высоте 1 м от земли, рядом с киноаппаратом, который трещал, снимая моего выкормыша в упор, крупным планом. Приучить ко всему этому скворца оказалось совсем нетрудно. Нужно было только немного терпения. Так, со второй или третьей личинки, закопанной на глазах скворца, он уже понял, что от него требуется. А со скворечней еще проще: скворцу предва­рительно давали в ней мучных червей. Трещоткой его приучали к треску киноаппарата. Людей же он и раньше не боялся. Во г и все. Судите сами, трудно ли научить скворца разным штукам. Нашего последнего скворчонка воспитали студенты на Зве­нигородской биологической станции. Нужен он был для опытов. Его сажали на лугу или в лесу под марлевый полог над опреде­ленных размеров площадкой. Птица добросовестно выискивала здесь всех насекомых. Наблюдатели, которых скворец, конечно, ничуть не боялся, записывали каждое его движение. Так он «под­считывал» нам на опытной площадке всех насекомых, и мы узна­вали, много ли ему нужно времени, чтобы, их уничтожить. Кончили работу со скворцом и выпустили его на волю, благо он умел сам кормиться насекомыми и превосходно летал. Куда же ему, человеческому выкормышу, деваться? К людям привык, от скворцов отвык. Вот он и летал у нас по всей террито­рии. Иногда его видели на реке, утром — около палаток, а в обед, конечно,— около столовой. К нам приехал докладчик из Москвы. Расположились мы на поляне, поставили стол, две сотни студентов расселись полу­кругом. И вдруг в середине доклада с соседней липы вниз спла­нировал скворец и побежал в нескольких шагах от приехавшего. Тот посмотрел на птицу с изумлением: очень уж близко она 1 «Биологические методы борьбы с насекомыми-вредителями», «Искус­ственный птенчик», «Скворцы». петела, но лекцию не прекратил. Скворец взлетел и уселся стол. Наш докладчик отшатнулся и замолчал. Наступила неловкая пауза, которой воспользовалась птица. Быстро-быстро, цсовыривая по скворчиной привычке снизу, похватала она листочки бумаги, лежавшие на столе, и побросала их на землю. Тут уж вступились студенты. Скворец был схвачен и брошен в воздух (потом он долго с «обиженным видом» сидел на самой макушке соседнего дуба). Листочки тезисов собрали, привели в порядок, и докладчик, оправившись от изумления, продолжал лекцию. Ручной скворец-выкормыш, свободно летающий по саду, мо­жет быть приучен к истреблению вредителей. Стоит показать ему, где прячется в смородине или крыжовнике гусеница крыжовниковой огневки, как птица добросовестно будет осматри­вать кусты и глотать насекомых. Обнаружив и попробовав гусениц капустной белянки, скво­рец старательно начнет осматривать кочны капусты в огороде и, конечно, соберет вредителей лучше, чем это сделал' бы человек. «Работает» птица там, куда ее посадит хозяин или где он нахо­дится: ручные птицы любят быть поблизости от человека. В комнате, где много, мух, скворец даже без всякого обучения может с утра до вечера заниматься их ловлей — делом очень полезным для нас и, видимо, приятным для него. За день он спо­собен съесть до тысячи мух, значит, его помощь не пустячная. Каждый истинный любитель птиц при всякой возможности должен завести себе «вольных» скворцов. В деревне, на даче, в небольшом городе всегда можно повесить один или несколько скворечников около дома. Размер их внутри 13 X 13 X 28 см или немногим больше, диаметр летка — около 5 см. Сколотить скво­речник нужно поплотнее, без щелей, из досок в 2 см толщиной и повесить на любом дереве повыше, 8—10 м от земли '. Если у дома есть сад или огород, то скворцы будут не только развлекать хозяина своими веселыми песнями, но, собирая вредных насе­комых, позаботятся и о хорошем урожае. Майна2, священная птица индийцев, которую в Индии охра­няют тысячелетия, все чаще и в больших количествах стала появ­ляться в нашей стране: она расселяется из Индии на север. 3 последнее десятилетие птица эта сделалась обычной в Бухар­ской и Самаркандской областях. Она покрупнее своего север­ного собрата— обыкновенного скворца — и значительно наряд его. Птица красивого красно-бурого цвета, с черной голо­вой и манишкой, с белыми отметинами на крыльях, на хвосте и на подхвостье. Подробнее о привлечении скворцов можно прочитать в книге автора «Охрана и привлечение полезных птиц», 2 Acndoiheres tristis Майна оказалась в нашей стране не очень желанным пере­селенцем: во многих местах она стала вредить виноградникам. Тем не менее население любит ее. Майна по достоинству оценена как птица для неволи. Майны гнездятся в разрушенных постройках, в дуплах де­ревьев около жилья человека, словом, там, где птенцов нетрудно достать из гнезда. Птенцы в неволе невзыскательны. Их можно кормить варе-• ным мясом и хлебом, изредка насекомыми. Выкормленные че­ловеком майны проявляют к нему редкостную привязанность. Они узнают хозяина в толпе народа, всюду следуют за ним. Живут такие птицы, конечно, не в клетке, а на воле, собирают ягоды, насекомых, подкармливаются и дома. Ловят майн и взрослыми. Узбеки часто держат их в перепе­линых сеточках. Птица эта в неволе может прожить много лет. Замечательна способность майны к подражанию. В свою песенку она вплетает разные звуки: свист, смех, голос погон­щика ишаков и крик этого животного. Легко птицы выучи­ваются и говорить. Г. А. Сидорова рассказывала мне про майну, которая произносила несколько слов. «Кто гам?» — кричала она по требованию хозяина, а все другие слова — только по собственному желанию. Среди них были «Маля» (кличка со­баки), «войдите», «Люда». Нечасто удается видеть майну в неволе в Европейской части страны, но все же она здесь встречается. В марте 1960 года большая партия этих птиц была доставлена в Москву из Сред­ней Азии и поступила в продажу в зоомагазинах. Любители птиц, побывавшие на родине майны, редко воз­вращаются к себе на север без нее — живой памяти о солнечном Узбекистане. Да иначе и не может быть: кто хоть раз увидит эту красивую и забавную птицу в неволе, тот непременно заго­рится желанием завести ее у себя. Еще один родственник нашего обыкновенного скворца оби­тает на юге страны, преимущественно в Азиатской ее части. Это розовый скворец ', вечно кочующая стайная птица, прославлен­ный истребитель саранчи. Услуги, которые он оказывает сель­скому хозяйству Средней Азии и Нижнего Поволжья, очень велики. Розовый скворец редко, значительно реже майны, встре­чается в неволе. К его достоинствам следует отнести прежде всего красивую внешность. Комбинация розового и черного цветов очень эффектна. К сожалению, в неволе он при первой же линьке теряет яркую окраску. Птица эта, как и все скворцы, очень подвижна, быстра в своих движениях и необыкновенно прожорлива. 1 Pastor roseus. Несколько лет назад партия розовых скворцов была приве­зена на Московский птичий рынок и распродана. По-видимому, они кое-где еще живут, так как долговечны и без труда перено­сят неволю.
Категория: Птицы в неволе | Добавил: farid47
Просмотров: 7136 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 4.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта

3ападок.
Крюгер
Ботанический сад Аделаиды
3яблик
Гранд-Каньона.
РАЗВЕДЕНИЕ
ПТИЦЫ © 2019