Главная | Статьи о птицах | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
ОРНИТОЛОГИЯ [0]
Статьи
100 великих заповедников и парков [84]
Сады и рощи внутри нас...
Птицы в неволе [93]
Вопрос содержания птиц в неволе (дома или в уголках жи¬вой природы школы) вызывал и вызывает большие разногласия. Некоторые считают, что лишение птиц свободы противоречит за¬дачам охраны, защиты и использования их для борьбы с вредите¬лями лесов, садов и полей.
СТО ВЕЛИКИХ ЗАГАДОК ПРИРОДЫ [99]
Тропами карибу [39]
Лоис Крайслер
НАШИ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ [49]
ИХ ЖИЗНЬ, ЛОВЛЯ И ПРАВИЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ В КЛЕТКАХ.
Животные мира. [73]
Ферма на дому [293]
Рекорды в природе [244]
Лучший друг человека [265]
Птицеводство, животноводство, коневодство [126]
Пчеловодство [52]
Фермер - птицевод! [162]

БОЛЕЗНИ РАЗЛИЧНОЙ ЭТИОЛОГИИ
НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ВЫКАРМЛИВАНИЕМ ПТЕНЦОВ САМИМИ ПТИЦАМИ
11. Кружевные желтые
Cacatua sulphurea citrinicristata (Fraser, 1844). Малый желтохохлый какаду-цитрон или просто - какаду-цитрон
БОЛЕЗНИ КОНЕЧНОСТЕЙ
Гиповитаминоз D
ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ
Мурлыканье и рычанье
Страна Азанде
НОС И НЮХ
Броненосцы
Кладовая пищи и сырья
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » НАШИ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ

Канарейка
03.11.2011, 13:51
(Fringilla canaria). Как известно, канарейка в диком состоянии тропическая птица, она живет на западно-африканских островах Атлантического океана: Азорских, Мадейра, Канарских; последние представляют группу из 7 больших и меньших островов; из них главный остров Тенерифа. Там, в прекрасном климате, где никогда не бывает зимы, a летний зной умеряется водами океана, среди роскошной растительности, орошаемой бегущими по склонам гор ручьями,-- канарейка обыкновенна, как у нас воробьи; она во множестве держится всюду по садам и вообще местностям, поросшим мелкими деревьями и кустами, предпочтительно близ воды, не заходя в глубь леса. Оперение дикой канарейки, по свидетельству известного ученого Болле, превосходно описавшего эту птицу при наблюдении ее на означенных островах, - "у старых самцов спина желто-зеленая с черноватыми полосками и широкими светло-пепельными краями перьев, этот оттенок почти преобладает во всех перьям. Гузка желто-зеленая, верхние кроющие перья хвоста зеленые с пепельно-серой каймою; голова и затылок желто - зеленые с узкими серыми краями, лоб и широкая полоса над глазами, идущая полукругом к затылку золотисто-желтого цвета с зеленоватым оттенком, горлышко и нагрудник такого же цвета, по но бокам шея серая. Грудь кзади светлее и желтее, брюшко и нижняя часть хвоста (подхвостье) беловатые, плечи зеленые, как у чижика, с матовыми черными и светло-зелеными полосками; черноватые маховые перья имеют узкую зеленоватую, а темно-серые перья хвоста белую кайму. Радужная оболочка темно-коричневая, клюв и ноги темно-телесного цвета". Болле думает, пишет А. Брэм, что птица является в этой одежде только после окончания второго года жизни. У самок спина серо-бурая с широкими черными полосами, перья затылка и верхушка головы - этого же цвета, но у основания светло-зеленые, лоб зеленый, уздечки серые, щеки частью пепельно-серые с голубоватым оттенком; по сторонам шеи идет желто-зеленое кольцо, переходящее сзади в пепельно-голубоватыйi цвет; кольцо это мало заметно. Плечи и малые перья верхней части крыльев светло-желто-зеленые, большие кроющие перья и маховые темные с зеленоватой каймой. Грудь и горло зеленовато-желтые, но менее красивы, чем у самцов, потому что перья имеют беловато-серую кайму. Нижняя часть груди и брюшко белые, бока буроватые с темными полосками. У молодых птиц перья буроватые с желтым оттенком на груди; на щеках и горлышке перья лимонно-желтого цвета, Цвет перьев канареек очень трудно описать словами, потому что тут уклонений и оттенков множество; замечу только, что общий характер окрашения совершенно соответствует цвету перьев того вида ручной канарейки, которую мы называем зеленой или серой. Относительно образа жизни канарейки известно, что она, как и большинство зерноядных, держится вообще стаями, большими или малыми, но невысоко, как выше сказано, по мелким деревьям и кустарникам, и по низу на поисках за кормом, при непрерывной перекличке одна с другой. Замечено, что отдельным стайки к вечеру соединяются и большие и перелетают на общий ночлег в определенное место, откуда издали слышится их разнообразная перекличка и короткое пение, пока все общество не усядется на покой. О пении дикой канарейки Болле говорит: "Не солжешь, если сказать, что дикие канарейки поют как наши ручные*). Пение последних нисколько не заученное и вовсе не искусственное, оно прямо перешло в наследство от вольной птицы**). Правда, некоторые ноты в песне изменены воспитанием и значительно развились, но зато другие сохранились в чистоте; во всяком случае общий характер песни остается у обеих (дикой и *) Разум., немецкие. **) В настоящее время приведенному мнению почтенного наблюдателя есть противоречия: пение птицы изменилось. домашней) одинаков и доказывает самым убедительным образом, что если люди разучиваются своему языку, то по крайний мере птицы сохраняют его при всевозможных переворотах в обстановке". Пища дикой канарейки состоит большей частью, если не исключительно, из растительных веществ: мелких зерен, нежной зелени и сочных плодов, в особенности фиг. "Свежая надтреснувшая фига дает им сладкий сок и мелкие зернышки; они пьют соки как лакомство, но к сожалению могут добыть его только, когда перезрелые плоды блестят между зеленью фиолетово-синими или желто-зелеными отливами". Главною пищею, но замечанию А. Брэма, служат разные семена: капуста, салат, мак и т. п., также и различного рода зелень. "Вода насущная потребность для канареек. Часто, почти всегда обществом, летают они к водопою и любят купаться, сильно смачивая свои перья, как на воле, так и в плену". Время любви и устройство гнезда, сообщает Болле, начинается в марте и большей частью в первой половине его. Мы никогда не видали, чтобы птицы эти устраивали свои гнезда ниже 8-мифутов над землей, но часто находили их на значительной высоте. Кажется, канарейка всего охотнее гнездится на молодых тонких деревьях и между ними предпочитает те, которые остаются всегда покрытыми листьями или но крайней мере очень рано покрываются ими. Грушевое и гранатное дерево, по богатству ветвей, образующих густую, по светлую чащу, выбираются для этой цели всего чаще; апельсинное дерево по густоте зелени реже, а фиговое, как уверяют, положительно никогда. Первое найденное нами гнездо, говорить Болле, в конце марта 1856 года, в заброшенном саду виллы Оратона (на о. Тенерифе), было расположено на буковом дереве, вышиною футов 12, поднимавшемся над миртовой изгородью. Оно сидело в развилине двух ветвей, снизу было широко, а наверху узко, имело правильную округленную форму и было очень тщательно выстроено. Стенки его были почти исключительно выведены из белого, как снег, растительного пуха, переплетенного изредка сухими соломинками. Первое яйцо было положено 30-го марта; потом каждый день прибавлялось по одному, пока все число не достигло наконец пяти, это, кажется большая кладка, потому что нам никогда не удавалось найти в гнезде более 5-ти, а менее случалось. Яйца светло-зеленого цвета и усеяны красно-бурыми пятнышками, но бывают изредка почти или даже совершенно одноцветные, они вполне походят на яйца комнатных канареек. Неволя не произвела изменений и во времени сидения на яйцах: у дикой канарейки оно также продолжается около 13 дней. Птенцы остаются в гнезде до полного оперения, но и по вылету из гнезда родители, особенно отец, чрезвычайно усердно кормят их некоторое время из зоба. В лето одна пара выводит детей обыкновенно 4 раза, но иногда только 3. В конце июля начинается линяние, и тут, конечно, кончается время размножения на этот год. Ловля канареек, по словам Болле, очень простая. Птица идет на что угодно, особенно молодая, и в туземную западню (подобную нашей) валится, как у нас синицы осенью. Болле говорит, что на его глазах в течение нескольких часов утра было поймано до 20 штук. Так как канарейка в известное время, как замечено, держится более илиг менее стадами, то представляем себе, что можно было бы сделать, ведя охоту правильно, наприм. нашими сетями с подвязными и заводными... Местность эта, помянутые острова, принадлежит частью испанцам, частью португальцам, и эти охотники ловят еще канареек в какую-то сетку, где для приманки посажена коноплянка или щегленок. В клетке ловленная канарейка сильно дикая птица, медленно приручается и, как говорить Болле, очень нежна, так что вывезти ее с родины очень трудно, почти невозможно, потому что птица заболевает, вероятно, от простуды, обыкновенно судорогами, и скоро падает. На о. Тенерифе нередко встречаются очень красивые помеси канарейки, у которых верхняя сторона темно-зеленая; нижняя, от горла, ярко-желтая, но они редки. Перейдем к культурной канарейке, разводимой в комнатных садках. Размножаясь в неволе уже несколько столетий, птица, как и должно быть, изменилась наружно, отошла от своего типа, при различных к тому условиях, и представляет несколько разностей по росту, складу, характеру и перу. Не входя в подробности этих изменений, мы заметим лишь о трех главных типах домашней канарейки. Серо-зеленая канарейка, лучшая порода, птица весьма крепкая, выносливая, очень хорошей песни и более других плодовита *). Белесая канарейка, собою крупная, стройная, живая в движениях и довольно крепкая в клетке, поет очень прилежно, разводится легко. Ярко-желтая канарейка с желтыми крыльями н хвостом, собою меньше, слаба и поет мало. Есть еще серые канарейки, местами с зеленоватым и желтоватым оттенками, и бурые с ярко-желтой шейкой, но они редки. Говоря об этих трех типах птицы, мы допускаем и дальнейшие изменения, напр., известна зеленая канарейка и мешанно-зеленая, пятнистая, отличающиеся выносливостью и громким пением, и с другой стороны замечаем, что вся эта разнотипность птицы в отношении оперения или склада получилась, как известно, от подбора производителей и воспитания. В этом отношении, т.е. в деле заводского искусства, особенно заявили себя англичане, хотя нельзя умолчать о голландских манжетных и хохлатых канарейках: они обратили наибольшее внимание на цветность платья птицы и отводили не только одноцветных ярко-желтых и пестрых различного рисунка, с большими хохлами, но даже совершенно красных канареек. Но в отношении выработки песни птицы приходится отдать преимущество немецкой канарейке. Немецкие охотники довели канарейку в отношении пения до высокой степени искусства, и она бесспорно лучшая из всех канареек, отличающаяся замечательными дудками и россыпями и также отсутствием каких-либо помарок по охоте. Одно только замечается, что немецкие охотники недостаточно установили свою канарейку в отношении пения: она поет свои "изумительные" песни, "до 20-ти различных колен", лишь при особых к тому условиях, находясь под наблюдением охотника, но не представляет такой комнатной птицы, которою можно было бы охотиться без тех особенных (в большинстве случаев неприметных) приспособлений при уходе за нею, которые рекомендуются знатоками этой охоты и при которых, надобно заметить, все-таки ее приходится подучать, вновь ставить на песню. А это не так легко... Нам кажется лучше, если бы немецкая канарейка пела попроще, но не ломалась бы так легко. Мы не осведомлены достаточно, каких целей достигают заграничные охотники при обучении пению птицы, но сами по себе в этом деле держимся такого положения: развить достоинства песни и устранить недостатки, но не вносить в нее ничего постороннего, несвойственного природе птицы, а для того обучение пению птицы возможно согласуется с ее натуральной песней и с ее способностями**). "Червякова россыпь" в канарейке одна из главнейших ее песен, потому и хороша, длинна, что это природная песня птицы, она и поет ее в совершенстве и не разучивается. Учить же канарейку мелодиям "под скрипку" или заставлять ее исполнять "флейтовые" звуки или "песни соловья", — по меньшей мере не по охоте ***)... *) К сожалению, в настоящее время редко встречается. **) Как это, например, делалось нашими соловьиными охотниками при обучении молодых: не всякий охотник мог отличить "подставную" птицу от натуральной. ***) В прошедшем 1901 году, в газ. "Москов. Ведом." мы прочитали сообщение об основании в Германии, в горах. Гарца, г. Волфшлагом музыкальной консерватории для канареек. Г. Волфшлаг, далее сообщалось, изобрел нечто в роде большого органа, приводимого в движение водяной силой и имеющего 9 различных тонов, по которым уже взрослые канарейки и приучаются модулировать свое пение (т. е совершенствовать, вырабатывать преподанное пение). Начало обучения принято с момента выхода птенцов из яйца и ведется весьма основательно, при умеренном кормлении молодых во избежание ожирения, могущего вредно повлиять на исполнение пения. От души желаем этой консерватории полнейшего успеха в достижении цели охотника. Относительно места разведения немецких канареек, с песнями, — известный ученый наблюдатель Ленц говорит: "Для того, чтобы узнать, где теперь находятся самые лучшие канареечные садки, — я побывал во всей Германии и в соседних с нею землях, вел даже переписку с более далекими. При этом я убедился, что самые лучшие канарейки теперь в Андреасберге на Гарце и в некоторых соседних селах. Птицы, выращенные в Андреасберге, поют чрезвычайно разнообразно; дурного певца я там не слыхал ни одного; напротив, слышал много раз превосходное пение, состоящее почти исключительно из трелей, перекатов, глухого свиста и т. д. Жители Андреасберга стараются разводить только одноцветных, бледно-желтых канареек без хохлов на том основании, что одноцветная птица не может иметь неправильного рисунка и что бледно-желтых самцов можно узнать еще в гнезде по более темной окраске вокруг глаз и у основанья клюва. Эта примета остается резкой даже некоторое время после вылета из гнезда и по ней отделяют самок от самцов. Первых отправляют уже летом с разносчиками, а молодых самцов и выученных старых в конце октября или начале ноября продают целыми сотнями купцам, которые везут их в большие горда. Большое число отправляется в Россию и Америку. На северной стороне Гарца до Брауншвейга и на южной до Бодунгена и Дудерштата тоже разводят много канареек и продают под названием "гарцких". Но они далеко уступают последним в пении, однако же во всяком случае лучше тех, которые воспитаны далеко от Гарца. Далее Ленц говорит, что мнение, часто выражаемое печатно, будто "самые лучшие канарейки разводятся в Тироле, а главное место разведения и продажи находится в Имете", — ошибочно. Он сам рассматривал это дело на месте и нашел, что с незапамятных времен там разводится очень мало, да и то очень плохих птиц. С целью изучить разведение канареек, он был в Бельгии, откуда их вывозят во множестве в Англию и Америку под названием голландских: он нашел, что там они особенно велики, стройны, прекрасного желтого цвета, но что пение у них незавидное. Так описывает немецкую канарейку почтенный наблюдатель Ленц. Сожалеем, что в приведенном описании нет точного описания песни, что весьма важно для охотника, но и за то, что написано, остаемся ему признательны. Теперь посмотрим, как поживает наша русская канарейка. Птица разводится у нас тоже с отдаленных времен, с конца ХVIII стол., и в большом количестве, но не имеет сбыта за границу, а продается вся на месте, по всем городам нашего обширного отечества. Главнейшие места разведения с промышленными целями в Калужской губ.: г. Калуга, Боровск, Медын, м. "Полотняные Заводы", г. Тула. г. Чулково, Тульской губ., г. Горбатов, с. Павлово, Нижегородской губ., г. Повоныбков, Черниговской губ., Киев и некоторые другие города и селения, уже не столь известные по производству птицы. Кроме: того в небольшом количестве птица разводится и в Москве. Относительно сорта птицы надобно заметить, что лучшие канарейки, припоминаю охоту лет за 20 назад, были боровские, хотя нельзя не отдать заслуженной похвалы тульским и с "Полотняных Заводов", в свое время выделявшимся прекрасным пением. Из вышеозначенных городов и сел Калужской, Тульской и Нижегородской губерний птица ежегодно массою привозилась в Москву и продавалась в Охотном ряду вторым и третьим сортами, за исключением боровских, которые шли первым сортом. Способы обучения канарейки у нас не сложны: "отучали" дудками и натурой, репертуар у птицы был небольшой, но хороший. Несколько лет позднее некоторые охотники стали учить под органчик, но тут, строго говоря, хороших певцов не выходило*), так как органчики эти были неправильно применены к пению птицы. Говоря о достоинстве песни, мы обращаемся к прошлому, потому что не находим в современной охоте тех выдающихся птиц каковые велись у старых охотников. *) Говоря это, мы не упускаем из вида того, что органные канарейки неоднократно были премированы на выставках золотыми медалями. Это само по себе!.. Мало ли что иногда премируется. В шестидесятых годах в Москве были замечательные канарейки охотника Ильи Борисовича Преображенского*), псаломщика церкви Рождества в Кудрине, обладавшие превосходными песнями: дудками, россыпями и овсянками в "звон". Но еще лучше были "царицынские" канарейки, завода Алексея Ивановича Чунилина, из села Царицына под Москвою. Это была превосходная охота, отличавшаяся особенным планом песни с россыпями, овсянками и дудками. Позднее была очень хорошая птица В. П. Веретенникова из Калуги; затем на сцену вышла боровская, Ивана Алексеевича Овчинникова, и долго первенствовала над всеми привезенными в то время канарейками. Нам привелось ее слушать в 1880 г., и мы до сих пор повторяем нашу глубокую признательность охотнику, сумевшему выучить птицу так правильно, так хорошо. Это была именно "концертная" канарейка; она собрала тогда в Охотный ряд всех имевшихся в Москве охотников и заставила их пережить такие минуты, которые они, как и я, едва ли забудут во всю жизнь. Чудные нежные россыпи, мелкие, серебристые овсянки, трелевые дудки менялись одни за другими; и все охотники, слушая эти песни, сидели как бы застывши на месте... Птица вызвала всеобщее одобрение и все, что было прослушано, было куплено охотниками по большим ценам, от 40 до 100 руб., штука. Были охотники,—невольно приходится повторить,—была и птица!... В то же время, припоминаем, были хорошие канарейки Геманетина из Медыни, с длинными россыпями, овсянками обыкновенными и также дудками. Среднего сорта птица была Гаврилы Горковского (Горково, м. близ "Полотняных Заводов"), с обыкновенными овсянками, дудками и синичкой. Остальные, говоря вообще, шли третьим сортом "простыми", хотя нередко выделялись прекрасными песнями, особенно "полотнянки", овсянками на три манера ("металлическая", звонкая "серебристая" и в "звон"), дудками в "оборот" и россыпями, так что, если бы при серьезном внимании охотника птица не имела известной помарки, она могла бы стоять в ряду лучших охотничьих канареек и могла бы быть отличной русской канарейкой с своими преимуществами. Дело разведения канареек у нас пока не имеет правильной постановки и желательного развития, птица разводится любителями "между делом" и за небольшим исключением без всякой подготовки к охоте. При других условиях русская канарейка играла бы немалую роль, как комнатная певчая птица. Касаясь современной нашей канарейки, мы можем только подтвердить, что охота упала, те птицы из Калуги, Медыни и проч., которые еще недавно так хорошо пели своими характерными песнями, в настоящее время не дают даже и слабого отражения предшествовавших; современные охотники стали учить птицу заграничными, тирольскими и изломали свою канарейку до неузнаваемости... Также и хорошие охотничьи канарейки испортились; боровские, Овчинникова канарейки, по смерти старого охотника, получили помарку, "рычок". Полюбопытствуем, как разводится канарейка в садках и как должно соблюсти ее в клетке. Разводится она, как известно, легко, но ухода требует более сложного, нежели дикая птица. При разведении канарейки первое условие, как и вообще в животноводстве, выбор производителей: нужно, чтобы самец и самка не были в близком родстве между собою и чтобы были совершенно здоровы и вполне выдержаны, т.е. подготовлены к спариванию: нераскормлены и не сморены. Лучше, если производители будут разных заводов, самец приобретен от одного охотника, здоровый, красивый собою, яркий и с хорошей песней, а самка, также здоровая и ласковая, от другого охотника. Будут обе птицы одного типа по *) Как умели соблюсти птицу старые охотники, видно из следующего факта. У Ильи Борисовича между прочим была одна "старка", учитель, которая жила у него 22 года и только за два года до смерти остановилась петь. "Старка" эта была светложелтого платья, смолоду хохлата, но под конец совершенно плешива. (Сообщено охотником А. И. Кердуновым, видевшим эту канарейку у сына Ильи Борисовича, Петра Ильича). складу и платью или разного, — это как кому угодно. Обязательно, чтобы самец, пущенный с самкою, не имел в песне или позывах никаких помарок. При спаривании хохлатых нужно выбирать, чтобы у самца или самки (но не у обоих) хохол был ровный, густой и крепкий, а не рыхлый. Возраст птицы для размножения лучше по третьему году и до семи лет, хотя нередко пускают и моложе и старше. Спаривают три раза в год. У молодых, годовалых, птиц бывает два или три выводка в год, и кладка от 1 до 3 и даже до 5 яиц, у старых до 4 выводков и кладка до 6 яиц, но такая большая кладка вредно отражается на организме птицы. "Пускают", спаривают канареек в марте месяце. До спарки самки сидят отдельно, возможно дальше от самцов. Прежде чем пустить, нужно приготовить садок, который, во-первых, должен быть совершенно чист, не засижен и не запылен, и соразмерно поместителен, а затем приноровлен для разведения птицы. Длина садка для пары птиц полагается 1 арш., шир. 3. Садки большого размера допускаются по желанию охотника, для птицы же они не представляет необходимости. Также и по вопросу о том, какой должен быть садок, металлический или деревянный, охотник руководится своим соображением, птица одинаково разводится в том или другом садке. Практичнее однакоже металлический садок немецкой работы, из луженой проволоки, в том отношении, что в нем не заводится тех мельчайших паразитов, которые всегда ютятся в деревянных садках и сильно беспокоят птицу; в металлическом садке им негде прятаться, он весь открытый и безо всяких щелей. Кроме того, его очень удобно чистить. Деревянный садок всякий раз, когда гне-здованье кончено, приходится опрыскивать и протирать скипидаром, а время от времени менять трости. Металличе-кий садок такой чистки не требует, его достаточно облить кипятком и просушить. Так что, не будь этот садок дорог при выписке его из-за границы, из Берлина, он, несомненно, устранил бы всякий другой садок для разведения канарейки. Но пока возьмем наш садок, не менее правильно приноровленный и доступный по цене. Замеченные в нем неудобства нетрудно устранить, если взять станок полированный и забранный нержавящей проволокою. Гнезда для птицы охотники также ставят всякий по своему усмотрению: одни держатся исстари принятых правил, другие заменяют их новыми. У старых охотников в садке на одну пару ставилось но углам наверху два деревянных ящика, с входным отверстием у каждого для птицы и с дверкою, открывающеюся наружу для осмотра гнезда охотником. В эти ящики ставились веревочные "чашки", как основание гнезда, в которых птица и устраивала самое гнездо из корпии и других мягких волокон. В настоящее время современные охотники нашли, что деревянные и перевитые гнезда непрактичны, потому что в. них заводятся насекомые, и ставят вместо них сделанные из проволоки "чашки" для гнезда, в которые птица и кладет корпию. Нам кажется это недостаточно основательно, потому что ящик (а не гнездо) ставится при том соображении, что всякая птица по инстинкту гнездо свое устраивает в закрытом месте, а не на виду, и нет необходимости лишать ее этого приспособления. Насекомые же могут завестись в период высиживания во всяком гнезде, если они раньше, до спарки, были у птицы или в садке, что у охотника, в строгом смысле слова, с любовью относящегося к птице, - тщательно предусматривается. Когда пущенные в садок самец и самка "поймутся" и станут лазить в ящик, нужно положить в клетку или на клетку сверху корпии, нащипанной из какой-нибудь толстой, грубой холстинки, но совершенно чистой, которую птицы вскоре будут таскать для устройства гнезда. Поддонок садка должен быть посыпан крупным желтым песком без пыли. Кормушка должна быть посредине садка, с перегородкою на два отделения, с вставными жестяными ящичками, так как корм бывает моченый, сырой, от которого деревянная кормушка плесневеет и загнивает. Водопоек полагается две, формою широкие, чтобы птице удобно могли купаться. Кроме того, в угле садка нужно поставить в плошке мелко толченую яичную скорлупу (куриного яйца), смешанную немного с солью. Правильнее, это надо давать самкам до спарки, когда они выдерживаются к спариванию, находясь отдельно от самцов. Весьма важное условие - место помещения садка. Его не следует помещать у окна и также в темном месте; лучше, если он помещен на внутренней (не холодной) стене посредине, или несколько выше, возможно уютнее, в стороне, чтобы птиц ничто не беспокоило. С этой целью не излишне даже прикрывать садок с. одной стороны. Необходимо также предусмотреть, чтобы в садок не забрались мыши, которые нередко лазят в клетки за кормом, а в садке могут разорить гнездо. Половые сношения птиц продолжаются во все время постройки гнезда и в продолжение кладки. Работа по постройке гнезда ведется самкою, самец только прислуживает, подавая ей материал. Ко времени окончания постройки самка, чувствуя носку яиц, начинает усиживать в. гнезде, оставаясь в нем и ночью, но первое время сидит не крепко, а по окончании кладки уже не сходит с гнезда, или сходит лишь изредка, на корм. Когда самка совсем села, самца можно удалить от нее к другой, если он по горячности мешает сидеть первой, а если остается ласковый и заботливый, кормит ее, когда та сидит, и сам садится, когда она слетает на корм или к воде, то оставляют с нею. Если кладка яиц шла правильно и самка сидит хорошо, не соскакивает часто с гнезда, то и выход птенцов идет правильно, в продолжение 5-6 дней, в другом случае срок выхода продолжается дольше, бывает до 2 недель и более. Нормальный срок выхода через 13 дней, считая со дня кладки первого яйца. Когда птенцы вышли, гнездо можно осмотреть, скорлупки вынуть, а также если есть "недельные" яйца (неоплодотворенные) удалить. Эти яйца, "жировые", иначе называемые "болтуны", легко узнать потому, что они светлые, наполненные мутной жидкостью, и легкие на руке, а не темные и веские, как насиженные. Осмотр гнезда нужно делать наскоро, в то время, когда самка слетит на корм или купаться, иначе, как известно, она может бросить гнездо*), хотя при аккуратном, отношении она особенно не. беспокоится, что гнездо ее потревожено. Важно, чтобы самка не была напугана, когда она сидит, а потому в период высиживания или выхода молодых. нужно не беспокоить птицу ничем, не допускать какого-либо сильного шума в комнате, и не трогать садка, за исключением тех случаев, когда это необходимо, напр. выпал молодой из гнезда, или там есть дохлецы, которых нужно удалить, или что-либо подобное; без надобности же разумнее птицу не тревожить, еще в виду того, что самка при высиживании обыкновенно до некоторой степени ненормальна здоровьем. Не менее должна быть "соблюдена" птица во время гнездования в отношении корма, особенно при выходе молодых: кроме обыкновенного зернового корма дается моченое репное семя, хлеб, смоченный молоком, яйцо и листья обыкновенного кочан. салата, не допуская, чтобы мягкий корм залеживался и портился; хлеб дается два раза в день, утром и после полудня, но не оставляется на ночь в кормушке. Птенцы выходят из яйца с закрытыми глазами и открывают их по прошествии 7 или 10 дней; в это время у них на спинке, в крылышках и хвостике уже готовы пеньки с бородками самого пера, которые с каждым. днем одевают птенчика все больше. Через две недели молодые уже вылезают на край гнезда, обираются, оправляют перышки и поклевывают около себя, а вскоре затем, через 3-5 дней, оставляют гнездо, хотя на ночь снова собираются в нем; кормятся пока от родителей, но вскоре сами приучаются к кормушке. Самка через 12 или 15 дней уже начинает уклоняться от молодых, редко и непродолжительно сидит с ними и, наконец, совсем оставляет, устраивая новое гнездо для второго выводка. Тут нужно вовремя дать материал для гнезда и наблюдать, чтобы самка, или самец не общипывали перышки с молодых для выстилки гнезда — эта ненормальная наклонность птицы, нередко замечаемая, должна быть возможно предусмотрена охотником**). Самое лучшее, как только слетки начинают сами брать корм, их отсадить *) Предусматривая это, некоторые охотники, замечая, когда самка слетит с гнезда, закрывают его от нее, перегораживая садок щитом, заранее приспособленным, и тогда смотрят гнездо. стараясь не задерживать долго самки. **) С этой целью некоторые охотники перегораживают садок щитом. о котором мы выше сказали, отделяя молодых так, чтобы старые могли их кормить через решетку щита, но не могли щипать. из садка в особую клетку и держать всех вместе, сокращая хлопоты но уходу, до следующей весны, а затем рассадит отдельно. Оставшееся свободным гнездо можно вынуть из садка, не пугая птиц, с ящиком (что удобно сделать, т. к. ящик укрепляется в садке на проволочных крючках и в дверку проходит свободно), обтереть ящик тряпкой, смазать по пазам сосновым маслом, поставить новую, чистую чашку и затем снова поставить ящик на место, как был, для третьего выводка. Корм молодым нужно давать мягкий, как выше сказано, моченое репное семя, хлеб, яйцо и зелень. Как можно соблюсти молодых от простуды, держать их в теплой комнате и не упускать случая ставить клетку на солнце: лучи его благотворно влияют на организм молодой птицы. Когда молодые самчики начнут ворчать, им нужно дать хорошего учителя, которого бы они слушали ежедневно хотя бы несколько минут, и могли бы позаимствоваться от него пением. Весьма важно, чтобы учитель не имел помарок в песне, "упоров", "рычков" и т.п. Молодые скорее берут дурные звуки, нежели хорошие, а потому непременно надо наблюдать, чтобы они ничего не слыхали такого, что может испортить песню, особенно беречь от крика воробьев, которые портят и старых канареек. Такой учитель содержится отдельно от прочих канареек, чаше в закрытом ящике (со стеклом в кормушке); чтобы не испортил чем-нибудь песни, он не спаривается, остается всегда холостым и готовым к обучению молодых. С выходом третьего выводка, когда молодые "слетят" сами, начнут поклевывать и могут быть отсажены, вывод прекращается, пары, самец и самка, рассаживаются в отдельные клетки на отдых, чтобы могли поправиться и правильно перелинять. В период гнездованья канарейка нередко при хорошем уходе проявляет крайне досадные наклонности: самец разоряет гнездо, самка бросает яйца или молодых. Охотник обязательно должен отыскать причину этих неприятных случайностей, чтобы знать, чем их предотвратить. Часто они происходят от неправильного к птице отношения самого охотника; птица бывает чем-нибудь недовольна и вообще обеспокоена. Предусматривая эти случайности, для более успешного разведения птицы нужно "пускать" не одну пару, а хотя бы две, три, как сказано, в отдельных садках большого размера; тогда, в. случае неудачи в одном садке, яйца или молодых можно переложить в другие садки, если те пары сели одновременно и при этом кладки получились не полные, что нередко бывает; подложить яйца из одного гнезда в другое в таком случае очень удобно, также и молодых. Не следует упускать из вида, что иная молодая самка, бросая яйца первой кладки, что бывает от сильной ярости птицы, оказывается хорошей наседкой и матерью в следующей кладке. Канарейка разводится также помесями с разными зерноядными птицами ее семейства. Лучшая и наиболее приятная в охоте помесь канарейки со щеглом, лучшая собственно потому, что метисы выходят очень красивого платья, напр.: "палевого цвета, с оранжевым пятном на лбу, с черными маховыми перьями и оранжевой поперечной покрышкой на плечах", и кроме того нередко отличаются очень хорошей песней, стукотнями и россыпями (выделяется "червякова"). Одно только, что поют слишком громко, желательно понежнее, но зато песня не ломается, а наоборот, метись вырабатывает песню к лучшему, разумеется, в руках понимающего охотника, а что еще более приятно, это то, что метис. не требует за собою особенного ухода, его можно держать как всякую другую зерноядную птицу. Легче выходят помеси с чижом, но по охоте не представляют интереса; помеси с реполовом и другими зерноядными возможны лишь при особых к тому условиях, у охотника натуралиста. Для спаривания щегла с канарейкой главнейшее условие, чтобы самец, щегол, был сиделый и вполне прирученный. Лучше его взять молодым, еще сереньким, и не одного, а несколько (купить на рынке в июле) и подержать до песни в отдельных клетках, какой лучше выйдет, т.е. лучше обозначить песню (которую охотнику тоже приходится вырабатывать самому, подставляя молодых к хорошо поющим старым птицам), а затем, на вторую или третью весну, — дать ему самку канарейку, с которой ознакомить постепенно, сначала, в феврале или марте, подвешивать клетками вместе, чтобы обгляделись, а потом, когда будет замечено, что птицы "понимаются" или "понялись", пустить в садок на гнездованье. Положенные самкою яйца нужно обирать из гнезда, заменяя их подкладнями, а когда кладка кончится, самка сядет, аккуратно отобранные яйца подложить и щегла удалить из садка. Взятые из гнезда яйца сохранить в вате, возможно не тревожа их. Таковы в главнейших чертах правила ухода за канарейкой в. период ее размножения. Я сознаю, что мои сообщения не полны, но и не думаю, чтобы недосказанные мною подробности могли научить начинающего охотника тому опыту, который ему даст сама практика. Посмотрим, как поживает канарейка в клетке и как правильно соблюсти ее. Эта заморская певунья распространена у любителей как ни одна из европейских птиц ее рода. Кажется, нет того дома, где бы не жила канарейка, услаждая слух любителей своею громкой, серебристой песенкой. Однакож жизнь ее, говоря вообще, незавидная, редко где она пользуется правильным уходом и живет благополучно свой век, обыкновенно же падает раньше времени. Главнейшей причиною этого печального факта - небрежность самого охотника, неправильное, чрезмерное кормление птицы, или не выдача корма, или простуда в холодном воздухе. Канарейка хотя уже более трехсот лет как сделалась комнатной птицей, однакож, нельзя не заметить, она более всякой другой птицы требует за собою тщательного ухода, умеренного теплого воздуха, без резких переходов от тепла к холоду*), пропорциональной, предусмотрительно сделанной клетки и строго аккуратного кормления. Это необходимые условия для жизни канарейки в. клетке. Общепринятая клетка для канарейки должна быть по длине 8 вершк. Чем больше движения — для птицы лучше. Фасон клетки по желанию охотника— домиком или на дугах, но при этом нужно заметить, какое должно быть расположение жердочек, достаточно ли трех: одна по средине и две по низу, - нередко птица требует четвертую жердочку. Относительно материала, из чего должна быть сделана клетка, мы также не видим надобности говорить в одну сторону: клетка может быть и деревянная, с цинковым поддонком, и металлическая или деревянная, забранная проволокой, но непременно должна быть приноровлена как требуется по охоте, должна быть удобна для птицы и частью для охотника. Существующие металлические крашеные клетки, круглые или домиком с украшениями, с фонариками для корма и водопойки, мало того, что не приспособлены, могут принести вред краской, которую зерноядные птицы нередко грызут и заболевают. В статье о синице мы указали на новую, так наз. "венскую" клетку, из луженой проволоки, которая, повторяем, могла бы быть очень хорошей клеткой для многих комнатных птиц, если бы имела приспособления: глубокий ящик, как у наших деревянных клеток, большого размера фонарик для водопойки и выдвижную кормушку. Жердочки в клетке должны быть тростниковые, толщиною в обхват птичьей лапки; прежде чем поставить их, нужно вычистить, вынуть сердцевину. Выше мы сказали, что поддонок клетки должен быть посыпан песком, лучше желтым, а не речным, промытым и не содержащим в себе тех составных частей, которые птица находит в желтом песке. Очень хорошо, если песок, просеять через "подситок", при чем из него удаляется пыль и ненужный мелкий песок, а крупный идет в дело. В летнее время песок на поддонке должен быть спрыскиваем водой, ежедневно утром при чистке клетки. Водопойка должна быть широкая, как мы выше сказали, тазиком, удобная для купанья птицы. Изобретенные наружные стеклянные ванны для купанья положительно излишни. Вода меняется два раза *) Сообщение охотника Угрюмона, что канарейки легко выносят пребывание в холодном воздухе при перевозке их в зимнее время по желез. дороге — не дает основания сказать, что канарейку можно содержать в комнате при тех же условиях, как нашу зерноядную птицу. в день, а если загрязнена, и чаще. На поддонке или где-либо в клетке непременно нужно класть соль ежедневно с кончика перочинного ножа. Чистка клетки, собственно поддонка, может быть допущена через день, хотя лучше ежедневно. Это занятие никогда не затрудняет охотника, любящего свою птицу. При чистке поддонка не лишнее обращать внимание на то, нет ли на нем зеленовато-желтых пятен помета, что указывает на нездоровье птицы (при неправильном кормлении). Не менее важное условие для благополучия канарейки место помещения клетки. Обыкновенно это делается сообразно желания самого охотника, который вешает клетку там, где ему удобно или где ему нравится. Такое отношение недостойно охотника. Помещение птицы в комнате должно быть возможно согласовано с требованиями самой птицы; весьма часто замечается, что птица, помещаясь не на месте, или не поет в то время, когда должна петь, и беспокоится, или мало есть, сидит скучно и даже заболевает. Это нам неоднократно приводилось наблюдать на диких птицах, замечалось беспокойство и на канарейках, когда птица помещалась не так, как бы она желала. В виду этого, заводя себе птицу, мы даем ей любое место в комнате, достигая только одного, чтобы она сидела спокойно и пела. Случалось, что дикая птица, две-три недели назад ловленная, помещаясь в удобном для нее месте, — начинала петь, и, наоборот, находясь "неправильно поставленной" охотником, была крайне беспокойна и молчала почти круглый год. При этом необходимо принять во внимание однакоже, что канарейку, как домашнюю птицу, выведенную в садке и до некоторой степени "квелую", слабую здоровьем, нельзя помещать к окну, как иную дикую птицу, потому что в зимнее время почти во всякой квартире, за редким исключением, от окон несет холодом, в летнее же время, при отворянии окон, птица рискует попасть на сквозное течение воздуха, что бывает незаметно для охотника, и еще больше рискует захворать, не говоря уже о том, что, находясь у окна и ежедневно слушая воробьев, она окончательно может испортить свою песню. В светлых комнатах канарейку с удобством можно помещать в углах комнаты и вообще у стены, на маленьких столиках, или подставках (как бывают для комнатных растений), в летнее время охраняя от сквозного ветра. Также можно поместить под потолком, но на длинном крючке, посредине комнаты или в стороне. Рациональное кормление канарейки, как и всякой комнатной птицы, состоит главным образом в умеренном кормлении. Состав корма следующий: репное семя, часть канареечного, яйцо, круто сваренное, моченый белый хлеб (сухой, смоченный водой и отжатый) и зелень, салат или трава канареечного семени. Все это в. умеренных порциях, особенно хлеб и яйцо, во избежание возможного ожирения птицы, и непременного заболевания. Рекомендованные некоторыми охотниками "бисквиты из булочной" или, как водится у многих любителей (особенно любительниц), сахар, сдобный хлеб, фрукты и т.п. лакомства,— по меньшей мере излишни. Предлагаемая охотниками "морская пенка"*), которую канарейки охотно грызут,—безвредна, но не необходима. Такое предусмотрительное отношение к птице несомненно может избавить ее от тех невзгод, которым она нередко подвергается, живя в клетке. Невзгоды эти— ее болезни, о которых теперь и поведем речь. За недостатком у себя фактов заболеваний птицы и лечения мы возьмем по этому делу в руководство раньше указанную нами книжку, составленную по Гертвичу и Майеру. Из нее и приведем часть необходимых нам сведений**), не касаясь тех болезней, которые уже описаны в предыдущей нашей статье "Соловей". О д ы ш к а. Болезнь эта встречается у разных пород птиц, но чаще у канареек. Она обнаруживается или постоянным страданием или выражается в отдельных припадках, которые происходят обыкновенно ночью. В первом случае одышка бывает большею *) Соб. минерал, добываемый из почвы. **) Желающим подробнее ознакомиться с болезнями птиц рекомендуем книгу доктора С. Т. Нейштубе, указанную в статье "Соловей". частью следствием предшествовавшего легочного воспаления или других органических изменений различных органов, и скорее или медленнее оканчивается смертью животного, в последнем случае сущность болезни составляет страдание нервов, при котором животные могут еще довольно долго жить. Больные с подобной одышкою, не обнаруживая никаких лихорадочных припадков, имеют весьма ускоренное дыхание, сопровождающееся более или менее резким пискливым звуком. В некоторых случаях видели облегчение этого страдания от вдыхания паров ромашки и внутреннего употребления воды валерианы (aqua valeriana destillata) и камфоры в пилюлях, или эмульсии, назначая этой воды от 8 до 16 капель большим птицам, а канарейкам по 1 капле, камфоры курице по 1 грану, канарейке по 1/10 доле грана.
Категория: НАШИ ПЕВЧИЕ ПТИЦЫ | Добавил: farid47
Просмотров: 2902 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Друзья сайта

Летняя миграция оленей
Беркут
400 ВОДОРОДНЫХ БОМБ КРАКАТАУ
Санитарно-гигиенические требования к помещениям и клеткам
ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ОКРАСКА
ПОХОЖИЕ НА ЛЮДЕЙ И НА ГОРИЛЛ
ПТИЦЫ © 2020